Барбара Анна Бернсмайер, Гражданский форум ЕС-Россия

В кругу моих друзей впервые заговорили о «сотрудниках избирательных участков» (так называемых Wahlhelfer*innen) в конце марта. В последующие месяцы эти слова звучали все чаще и чаще. Причина? Сенат Берлина объявил, что люди, принявшие участие в проведении выборов, попадут в приоритетную группу для вакцинации против COVID-19. Луч надежды на горизонте, когда дата возможной вакцинации казалась такой же далекой, как поездка на Бали. И Берлину действительно нужны были волонтеры для этих (супер-) выборов: 26 сентября 2021 года, одновременно с общенемецкими выборами в Бундестаг, жители Берлина отдавали свои голоса за кандидатов в Палату представителей (Abgeordnetenhaus) и в двенадцать районных ассамблей (Bezirksverordnetenversammlungen), а также приняли участие в референдуме по экспроприации квартир у крупных жилищных концернов.

Традиционно в Германии организаторами всех процессов на избирательных участках в дни выборов являются волонтеры: они раздают бюллетени для голосования, следят за соблюдением процедуры голосования. В конце дня они подсчитывают бюллетени, чтобы определить результаты по избирательному округу. Работники на выборах приглашаются на волонтерской основе или назначаются муниципальным избирательным органом.

Еще в апреле сенат Берлина объявил, что для проведения этих выборов потребуется 34000 человек – примерно на 14000 больше, чем обычно, по причине большего числа голосующих по почте из-за коронакризиса. Однако с набором волонтеров проблем не возникло, и за пару недель до выборов заявки заинтересованных лиц отклонялись или оставались без ответа. Но за неделю до дня «супервыборов» я получила уведомление о включении меня в число сотрудников центрального избирательного участка голосования по почте округа Митте.

Избирательный участок расположился в столовой Технического университета, где, по всей видимости, студенты не ели с марта 2020 года – со времени перехода на онлайн-обучение. Но втиснуть в столовую около 400 волонтеров проблемой не стало – без соблюдений гигиенических требований, единого подхода к ношению масок (обязательны или нет?) к открыванию окон (лучше открывать, но, с другой стороны, это рискованно, поскольку могут улететь бюллетени), к соблюдению дистанцирования. Я ощутила себя совершенным новичком, когда увидела тележку с кофе и пирожными. Команды, давно работающие на выборах, организовали собственные буфеты и из солидарности угощали меня булочками с корицей.

В нашей небольшой команде из девяти человек работали активные и целеустремленные волонтеры – юристы, учителя, пенсионеры, программисты, студенты и менеджеры. Мы отвечали за избирательный округ в районе Веддинг, на который по почте поступило около 650 голосов. Здесь мы столкнулись с первой большой проблемой: чтобы правильно проголосовать, избиратели должны были поместить все пять бюллетеней в синий конверт, который (конечно, заклеенный), в свою очередь, вместе с подписанным заявлением вложить в красный конверт. Этот процесс был понятен далеко не всем. Очевидно, что в ближайшие годы необходимо создать ясные пояснения к избирательным документам, а также на английском и других иностранных языках. Так что нашей команде несколько раз приходилось решать, что считать недействительным и действительным.

Через два часа после начала подсчета голосов мы получили «пакет с материалами» – экспресс-тестами на коронавирус и канцелярскими принадлежностями. К счастью, два наших «председателя» заранее подумали о необходимых для работы вещах и принесли скотч, скрепки и папки. Могу сказать (не без гордости), что, получив бюллетени одними из последних, наша команда сумела закончить подсчеты в числе первых. Я видела, как все больше и больше людей, устав, уходят с участка – не доведя подсчеты до конца. Когда в полночь мы вышли из здания университета, оно все еще гудело как улей.

В последующие дни результаты берлинских выборов в Берлине все больше омрачались по мере того, как становились очевидными их проблемы: нехватка сотрудников избирательных комиссий, неправильные бюллетени, многочасовые очереди к избирательным урнам, тревожно большое количество недействительных голосов в некоторых районах. Одним из первых последствий этого стала отставка председателя избирательной комиссии Берлина. С 28 октября 2021 г. результаты выборов могу быть опротестованы. А я со своей стороны готова к тому, чтобы принять участие как волонтер в следующих выборах – с полезными знаниями, лучшей подготовкой, новыми знакомствами и большим запасом булочек с корицей.

Фото: Жан-Олаф Вальтер