В 2015 году в Европейском cоюзе случился рекордный рост в числе поданных заявлений на статус беженца. Воспользовавшись ситуацией, некоторые политические игроки полностью сместили нарратив на миграцию и мигрантов, при этом зачастую используя крайне антигуманную риторику и обращая уже существующую в физическом и правовом смысле «крепость Европу» в барьер, который еще более сложно преодолеть. Само выражение «миграционный кризис» недвусмысленно намекало на то, что источник проблемы – мигранты, «заполоняющие» Европу, движимые экономическими и корыстными мотивами, пытающиеся изменить «наш» традиционный уклад жизни или же отбирающие «наши социальные льготы». Другим же политическим силам не хватило желания, влиятельности и компетентности, в результате чего популистам и ксенофобам удалось выиграть несколько битв за ключевые ценности Европейского сообщества. Интенсивное использование языка вражды разожгло насилие, в то время как бывшие идеологические изгои вроде националистов вошли в состав парламентов.

Недавние выборы в Европарламент показали, что стремление людей к либеральной и открытой Европе было сильнее. Тем не менее, во многих странах борьба продолжается, и шансы на победу весьма сложно спрогнозировать. Так называемая нелиберальная идеология провозглашает любого, кто предоставляет или еще собирается предоставить какую-либо форму помощи мигрантам или беженцам, предателем – агентом Сороса, любителем беженцев, а в некоторых странах даже преступником. Этот тренд достиг апогея в Италии – стране с самим большим числом мигрантов, прибывших морским путем. Вслед за множеством правовых актов в силу вступил запрет на впуск кораблей с беженцами на борту, в результате чего капитаны и команды этих кораблей были арестованы или задержаны, а их суда изъяты. Ультраправый министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини требует либо полного запрета входа судов в Лампедузу, самый южный порт Италии, либо пугает «преступников» штрафами, достигающих 300 000 евро.

Многие задают себе вопрос за вопросом. Почему беженцы направляются именно туда? Что побуждает их к этому путешествию? И кто такие Sea Watch, чтобы вообще вмешиваться?

Прежде всего, большинство судов отправляются на Лампедузу из Ливии, кстати, бывшей итальянской колонии, где гуманитарная ситуация и большое число беженцев создали токсичную и взрывоопасную смесь, где страна распалась на несколько частей. Ливия – несостоятельное государство, которое позволяет контрабандистам и военным наживаться на отчаявшихся жителях и предлагает услуги перевозки в Европу на маленьких и опасных лодках, совершенно не приспособленных для длительного морского путешествия. Как следствие, число беженцев, прибывающих в Италию, достигает десятков и сотен тысяч. Поэтому ситуация в Италии никак не связана с Sea Watch или соглашением между ЕС и Ливией. Лагеря в Ливии переполнены, а условия содержания в них насколько плохи, что опасное путешествие кажется меньшим из зол, чем остаться на месте, даже учитывая тот факт, что по статистике за 2018 год каждый 18-й человек на борту утонул. Кстати, только в первой половине 2019 года число жертв достигло уже 1 900 человек.

На волне политической дискуссии лидеры ЕС решили заключить сделку с Ливией, которая аналогична ранее достигнутым договоренностям с Турцией и направлена на приостановку «спасательных операций» ЕС. Эта сделка не только антигуманна – она не работает, поскольку многие страны ЕС и так не принимают беженцев по собственной инициативе (обработка заявок, отказ в определенном статусе и т.д.), заводя процесс в тупик. В то же время беженцы продолжают прибывать морским путем, но нет никого, кто бы мог спасти их. Поэтому Sea Watch был вынужден вмешатьсяя. Попытки запугать капитанов Sea Watch или препятствовать причаливанию их кораблей к берегам ЕС ставят под угрозу жизни людей.

Мне хорошо понятно, почему политика Сальвини кажется многим итальянцам привлекательной. Я не могу согласиться с ней, но мне понятна причина … В условиях отсутствия единого европейского подхода к проблеме итальянцы чувствуют себя брошенными и обремененными воображаемой ношей, которая была подхвачена и демонизирована благодаря информационным кампаниям и фейковым репортажам в СМИ. И это все происходит на фоне острых социально-экономических вызовов, с которыми Италии приходится бороться уже длительное время.

Так что указывать итальянцам на то, какие они плохие, потому что не принимают беженцев, не решит проблему. Что в наших силах, так это повысить осведомленность о ситуации и поддержать Sea Watch любыми доступными способами. Альтернатива этому – допустить, чтобы Средиземное море стало огромным кладбищем и нашей общей гуманитарной катастрофой.

Balint-Josa

Балинт Йоша – координатор программ в UNITED for Intercultural Action (Амстердам, Нидерланды).