Горан Милетич, директор по региону Европы и Ближнего Востока и Северной Африки, заместитель программного директора, Civil Rights Defenders

Я хорошо помню март 1995 года, когда страны Бенилюкса, Германия, Франция, Испания и Португалия открыли свои границы для реализации Шенгенского соглашения. В это время в Хорватии и Боснии шли войны, которые стали очередным кровавым этапом распада бывшей Югославии. Никому в Балканском регионе не было дело до Шенгенского соглашения, и многие были уверены, что оно рухнет через пару лет. Однако в следующие годы еще 19 государств присоединились к соглашению, создав тем самым Шенгенскую зону. Несомненно, Шенгенская зона является одним из величайших достижений на Европейском континенте: через 27 лет после ее появления новое поколение европейцев даже не может себе представить, что это такое — ожидание на границе внутри Европы. Более того, Хорватия, страна, пострадавшая от войны в 1995 году, в начале 2023 года станет членом единой Шенгенской зоны.

К сожалению, сегодня внутренние границы и вся Шенгенская зона находятся в ситуации, которую страны-учредители не могли предвидеть. Новая действительность началась в 2015–2016 годах — с «временным» восстановлением внутренних границ из-за резкого наплыва мигрантов и беженцев. Многие страны назвали причиной нововведения «непрерывный поток лиц, ищущих международной защиты» или «неожиданный миграционный наплыв», но вскоре обоснование для ограничений было укорочено до короткой формулировки «вторичные перемещения». На самом деле такое развитие событий стало плохой новостью в первую очередь для тех, кто уезжал из своих стран в связи с нарушениями прав человека или гуманитарного права. Вместо защиты и поддержки тех, кто в этом нуждался, многие ситуации вели к новым нарушениям прав человека. В 2017–2018 годах появилась новая причина для восстановления границ – ее сформулировали как «террористическая угроза» или «непрерывная серьезная угроза общественному порядку и внутренней безопасности». В действительности же такие нововведения больше всего повлияли на тех, кто пытался получить статус беженца или убежище. Из-за пандемии, охватившей мир в 2020 году, границы внутри Шенгенской зоны сохранялись закрытыми достаточно долго. Однако основательной дискуссии о том, способствовало ли закрытие внутренних и внешних границ снижению числа зараженных или улучшению ситуации в отдельных странах во время пандемии, так и не состоялось. По моему мнению, влияние на количество заражений было минимальным, при том что множество людей пострадало от невозможности передвижения как внутри Шенгенской зоны, так и за ее пределами. Более того, исключения из правил в тот период были слишком расплывчатыми, что предоставило пограничникам большую свободу действий и решений.

А потом началась война в Украине. Несколько стран ввели пограничный контроль для «облегчения въезда и приема людей, приезжающих из Украины», а также под предлогом «высокого риска контрабанды оружия из Украины». Если искреннее желание помочь людям из Украины действительно присутствует, то введение внутренних границ в любой стране Шенгенского соглашения противоречит данной цели. С начала войны соседние с Украиной страны (включая страны Шенгенской зоны) упростили пограничный и таможенный контроль для граждан Украины, а также требования к документам. В нынешних реалиях такие решения кажутся гораздо более необходимыми для людей, спасающихся от войны.

Если кто-то уже въехал в одну из стран Шенгенского соглашения, то введение границы для «облегчения» в другой является нелогичным. Упоминание «лиц из Украины» как причину усиления пограничного контроля делает их объектом дополнительных проверок или подозрений со стороны различных полицейских органов в Шенгенской зоне. Особенно это касается тех стран, которые используют «контрабанду оружия из Украины» как причину для профилирования на границе или внутри страны, что может негативно сказаться на свободе передвижения для жителей Украины.

Быть связанным с оружием и, следовательно, восприниматься как угроза было довольно обычным явлением для беженцев из Балканского региона в 90-х годах. Похоже, что уроки так и не были усвоены, и некоторые страны совершают ту же ошибку, создавая стереотипы и предубеждения в отношении тех людей, которые в 2022 году приезжают не только из Украины, но и из России.