В 2020 году организация Victim Support Europe (VSE) отмечает свою 30-ю годовщину работы. Это европейская сеть, работающая для того, чтобы обеспечить всем пострадавшим от преступлений, в том числе детям, доступ к правам, и предоставить необходимую помощь.

Появившись как группа единомышленников и организаций, желающих изменить ситуацию для жертв к лучшему, со временем VSE превратилась в крупную некоммерческую сеть, которая объединяет 58 организаций по всему миру, ежегодно поддерживающих более 2 млн пострадавших от преступлений.

По случаю 1 июня — Международного дня защиты детей, представители «ветеранских» организаций поддержки жертв преступлений из Швеции, Шотландии и Англии — профессионалов, которые много лет занимаются помощью детям, рассказывают о своем опыте поддержки молодых людей в том, чтобы справиться с последствиями преступлений, и о том как они помогают детям, пострадавшим в результате изоляции, вызванной пандемией COVID-19.

Часть 2 (часть 1 здесь)

Поддержка детей, пострадавших от преступлений

Тирион Сеймур
Сотрудник по вовлечению клиентов
Victim Support ‒ Шотландия

Международный день защиты детей (1 июня) посвящен детям и повышению осведомленности об их правах во всех сферах жизни. Организации третьего сектора по всей Европе играют ключевую роль в защите прав молодых людей, пострадавших от преступлений, и в обеспечении им доступа к жизненно важной, рассчитанной на их возраст поддержке.

В Victim Support ‒ Шотландия мы оказываем поддержку жертвам и свидетелям преступлений старше 16 лет во всех наших службах. Молодые люди старше двенадцати лет имеют доступ к нашим услугам через общинные службы; наши судебные службы поддерживают людей любого возраста, которые приглашаются в суд для дачи показаний — это могут быть и маленькие дети. Victim Support ‒ Шотландия также оказывает поддержку родителям и опекунам детей, ставших жертвами и свидетелями преступлений.

Важно помнить, что потребности детей в поддержке и их опыт переживания преступлений могут значительно отличаться от потребностей и опыта взрослых. Организации должны оказывать поддержку таким образом, чтобы дети понимали ситуацию и чувствовали себя комфортно. Многие традиционные модели поддержки со стороны третьего сектора, такие как встречи в офисе или телефонные звонки, для детей могут быть не так предпочтительны, как неформальные подходы или цифровые методы. Система уголовного правосудия в широком смысле, с незнакомыми зданиями, с непонятной терминологией и с официальными людьми может быть пугающей как для детей, так и для взрослых.

Такие ситуации, как пандемия COVID-19, создают и другие проблемы. Дети и подростки, которые не могут ходить в школу или детский сад из-за связанных с пандемией ограничений, теряют свою сеть безопасности, которую обеспечивали эти учреждения, или могут оказаться в небезопасной ситуации дома.

Для Victim Support ‒ Шотландия работа в партнерстве является основой для отстаивания прав детей и молодежи, пострадавших преступлений. Например, мы тесно сотрудничаем с судебной системой Шотландии в разработке нового подхода к сбору доказательств и проведению слушаний для свидетелей преступлений — детей и уязвимых взрослых. Новый подход меняет способ дачи показаний в ходе уголовного судопроизводства на дистанционную предварительную запись показаний или на дачу показаний удаленно, по прямой связи с залом суда. Это позволяет детям давать показания в менее формальной обстановке и гарантирует, что они не будут вступать в контакт с обвиняемым, когда нет особенной необходимости. Доступ к предоставляющим поддержку организациям для каждого ребенка и взрослого, желающего получить такую поддержку, также является важной частью нового подхода.

Другая важная часть партнерской работы Victim Support ‒ Шотландия — это работа с организациями третьего сектора, которые оказывают специализированную поддержку детям и молодежи. Именно в эти организации мы направляем наших клиентов, а также сотрудничаем с ними в отстаивании прав детей в рамках системы уголовного правосудия. Такие модели поддержки, как подход исландского Барнахуса («Дом ребенка»), обеспечивают хорошую основу для совместной работы организаций, сосредотачивая всю деятельность вокруг интересов, благополучия и соблюдения права ребенка. В начале этого года Народная почтовая лотерея профинансировала новое сотрудничество между организациями Victim Support ‒ Шотландия, Children 1st, Children England и Эдинбургским университетом для строительства «Дома исцеления». По принципам Барнахуса, дети смогут получать медицинскую помощь, поддержку и участвовать в принятии решений о своей защите в одном месте, а не в нескольких различных службах.

Пандемия COVID-19 сделала сотрудничество, описанное выше, еще более своевременным. Благодаря эффективной совместной работе организации третьего сектора и их партнерские организации, работающие в области уголовного правосудия, здравоохранения, образования, могут обеспечить приоритетность соблюдения прав и потребностей детей, пострадавших от преступлений.

Victim Support Англия и Уэльс:

«Цель наших специалистов — помочь детям пережить чувства, которые они могут испытывать, чтобы они могли двигаться вперед»

Бен Донах, менеджер программы помощи детям и молодежи
Таня Фейтфул, социальный работник программы помощи детям и молодежи

Во многих отношениях работа, которую делает Victim Support во время обязательной изоляции, не отличается от обычной. Мы поддерживаем детей и молодых людей, столкнувшихся с различными преступлениями, от кражи со взломом до буллинга или ситуаций домашнего насилия. Цель наших специалистов — помочь детям пережить чувства, которые они могут испытывать: гнев, беспокойство, потеря уверенности в себе, чтобы они могли набраться сил и двигаться вперед.

Тем не менее, последние несколько месяцев оказали значительное влияние на нашу работу с детьми. Сложно работать, не имея возможности личных встреч — специалисты часто используют игры и совместные поделки, чтобы помочь детям открыться. Но наши сотрудники удивительным образом приспособились к ограничениям, продолжая строить отношения по телефону и иногда по скайпу — к нашему удивлению, большинство детей предпочитают телефон, так как он менее прямой, чем видеосвязь.

Мы также начали работать над улучшением навыков родителей, присылая им наборы необходимых материалов для совместных поделок («социальный работник в коробке»). Вместе с этим для родителей проводятся тренинги по телефону, на которых они учатся простыми способами понимать, как себя чувствует ребенок. Так, одна мать с сыном, которые до периода обязательной изоляции ушла от жестокого партнера, обнаружила, что это время стало важной частью их пути к восстановлению. Ребенок злился на мать за то, что она уехала, несмотря на то что виновником ситуации был отец. Благодаря поддержке специалиста и большому количеству совместного досуга они сумели хорошо использовать это время, живя в палатке в саду и заново выстраивая отношения.

Обязательная изоляция, к сожалению, подчеркнула, что дети и подростки часто остаются незамеченными. Чаще всего именно профессионал, например, учитель, обращает внимание на проблемы, что приводит к обращению к нам — большинство взрослых не хотят в это вмешиваться. Закрытие школ привело к сокращению числа обращений, и мы ожидаем их резкого роста, когда жизнь вернется в нормальное русло.

Наши специалисты очень обеспокоены ситуацией с наиболее уязвимыми детьми, у которых нет безопасного взрослого, с которым можно работать. Хотя такие дети официально могут ходить в школу во время изоляции, некоторые родители отказываются отпускать их, кто-то ссылается на, возможно, несуществующие заболевания. Когда дети слишком малы, чтобы самостоятельно разговаривать по телефону с нашими специалистами, такое отсутствие контакта делает ситуацию очень сложной.

Мы знаем, что поддержка, оказываемая детям и молодежи, может улучшить их жизнь как сейчас, так и в будущем. Новый законопроект о домашнем насилии сейчас находится в парламенте в ожидании обсуждения и голосования по конкретным пунктам. Мы хотим, чтобы этот законопроект признавал детей жертвами насилия в семье — сейчас они рассматриваются как свидетели. Изменение статуса поможет направить деньги на предоставление услуг, которые, как мы знаем, необходимы — и пандемия это подчеркнула.