См. интервью на YouTube →

Сергей Герасимович, большое спасибо, что согласились дать интервью Гражданскому форуму ЕС-Россия. Бурятское региональное объединение по Байкалу существует уже более двадцати лет. Какие самые значимые достижения за это время Вы могли бы отметить?
Основной фокус нашей организации – поддержка местных инициатив. Мы работаем с населением по экологическим проблемам, связанным с охраной озера Байкал, и стараемся поддерживать инициативы по разрешению этих проблем. Сначала мы довольно интенсивно занимались поддержкой особо охраняемых природных территорий, выработкой политики землепользования, где учитывались бы интересы коренных народов, и теми опасными видами хозяйственной деятельности, которые возникали в бассейне озера Байкал, например, разработкой опасных месторождений, в частности, Холоднинского полиметаллического месторождения, одного из самых крупных в мире по запасам свинца и цинка. Данная проблема досталась нам еще со времен Советского Союза, и в настоящий момент разработка этого месторождения запрещена. Затем были другие месторождения, по которым мы помогали жителям проводить оценку их воздействия на окружающую среду, общественные слушания.
На следующем этапе, в результате информационной кампании при поддержке общероссийских НКО и Коалиции экологических организаций Сибири и Дальнего Востока, нам удалось отвести от Байкала нефте- и газопроводы, которые проектировались в Китае компанией ЮКОС и «РУСИА Петролеум». Последняя компания пыталась спроектировать  газопровод через Тункинский национальный парк, а ЮКОС через тот же парк хотел построить нефтепровод в Китай с месторождений в Иркутской области. Позднее мы начали работать уже с «Транснефтью», предложившей альтернативный  ЮКОСу  проект ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий Океан). Наконец, и этот трубопровод был перенесен на 400 километров севернее Байкала. Мы сосредоточились на том, что Ростехнадзор, когда его возглавлял отставной генерал Пуликовский, вынес положительное заключение экологической экспертизы как раз по этому проекту. Мы полгода судились с Ростехнадзором, причем его интересы защищал юрист «Транснефти»: демонстративное пренебрежение всеми законами! Мы добились решения в нашу пользу: хотя сначала мы проиграли суд на районном уровне, Верховный суд Республики Бурятия окончательно поставил точку в этом деле.
Кроме экологических оценок опасных инвестиционных проектов, наша организация также поддерживает проекты в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности, внедрения солнечных и биоэлектростанций   в небольших населенных пунктах Бурятии, экотуризма, т.е. то, что сейчас называют «зеленой экономикой».
Сегодня одна из важных проблем, касающихся Байкала, — строительство ГЭС на территории Монголии. Вы активно занимаетесь проработкой этого вопроса. Какие успехи?
Перед монгольскими ГЭС мы достаточно много занимались проблемами регулирования уровня Байкала, на что влияет каскад ГЭС на реке Ангара, вытекающей из озера. В первую очередь речь идет об Иркутской ГЭС, которая принадлежит «Иркутскэнерго», части группы компании En+, входящей, в свою очередь, в корпорацию «Русал», которую возглавляет Олег Дерипаска. На наш взгляд, En+ не совсем грамотно регулирует уровень озера, оказывая негативное воздействие на уникальную экосистему озера, объект всемирного природного наследия.
Однако по сравнению с монгольскими ГЭС, представляющими повышенную потенциальную опасность, это еще «цветочки». С 2010 года мы довольно плотно начали заниматься этими проблемами вместе с монгольскими неправительственными организациями. Сначала вопрос рассматривался только на уровне межправительственных соглашений и рабочих групп, чья работа была недостаточно прозрачной, забюрократизированной. Мы видели, что Монголия двигается в сторону начала строительства ГЭС, поэтому нам пришлось включиться в этот процесс. Мы подали жалобу в Инспекционный совет Всемирного банка (ВБ), воспользовавшись тем, что Монголия взяла кредит в ВБ на проектирование части этих плотин. Здесь мы воспользовались экологическими стандартами Всемирного банка, предусматривающими участие общественности в обсуждении. Жалобу мы написали совместно с монгольскими НКО и жителями Монголии и России, которые потенциально попадают в зону воздействия проектов. Она была удовлетворена Инспекционным советом — и он ее принял к исполнению. Только после этого нам удалось добиться существенных результатов в процедуре проектирования ГЭС и внести в проект технического задания существенные изменения, с которыми заказчик согласился.
Конечно, вопрос окончательно еще не решен, но есть довольно существенные подвижки. Во-первых, Монголия обязалась при подготовке технического задания учитывать решения ЮНЕСКО, которые были приняты по монгольским ГЭС и по Ангаро-Енисейскому каскаду. Три года подряд ЮНЕСКО принимало решения по поводу озера Байкал, причем по ГЭС как на территории России, так и на территории Монголии. Во-вторых, вся документация была переведена на русский язык, причем мы трижды заставляли монголов переделывать некачественный перевод и добились того, что обсуждение в Монголии и России проводилось по одним и тем же документам. В-третьих, были разделены понятие «региональная экологическая оценка» (фактически разновидность стратегической экологической оценки) и процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), т.е. сначала должна проводиться региональная экологическая оценка, а по ее результатам – ОВОС, причем на стадии региональной экологической оценки рассматриваются альтернативы, в том числе и без ГЭС. Сейчас мы ждем конкурс по региональной экологической оценке. С большой вероятностью, если все стандарты и процедуры будут соблюдены, Монголия может прийти к выводу, что необходимо рассматривать альтернативы и решать энергетические проблемы Монголии без ГЭС. В настоящее время по таким вариантам ведутся переговоры между Минэнерго России и Монголии. Наши инициативы ускорили переговорный процесс, шедший достаточно вяло, и помогли решить те вопросы, которые, на наш взгляд, крайне важны и для Байкала, и для номадного животноводства в Монголии, основы экономики страны.
Бурятское региональное объединение по Байкалу – член Гражданского форума ЕС-Россия. Чувствуете ли Вы поддержку Форума и почему для Вас важно быть его частью?
Наша организация вступила в Форум еще на Учредительном собрании в Праге. Мы участвовали в разработке и принятии документов, и нам было очень важно использовать европейский опыт, который был накоплен в сфере гидроэнергетики и управления зарегулированными водными экосистемами. Так, работая на полях Форума, мы поняли, что многие проблемы, с которыми сталкиваемся мы, актуальны и для ЕС, где сейчас, кстати, наблюдается гидроэнергетический бум, который связан со строительством средних и малых ГЭС. Понятно, что некоторые страны Евросоюза хотят освободиться от энергетической зависимости от России, но этот гидроэнергетический бум наносит существенный вред особо охраняемым территориям в Центральной и Восточной Европе, в том числе бассейну Дуная и альпийским озерам. Так что нам было очень интересно и полезно работать с организациями из ЕС.
Мы благодарны Гражданскому форуму ЕС-Россия за поддержку семинара «Устойчивая энергетика и климатическая адаптация систем управления зарегулированными водными экосистемами» в ноябре 2016 года в Санкт-Петербурге. Там мы докладывали о наших результатах, и многие разработки, которые мы обсудили тогда с европейскими коллегами и экспертами из России и ЕС, мы будем использовать в своей повседневной работе.
Мы сейчас разговариваем на очередном симпозиуме программы «Правовой диалог ЕС-Россия» в Берлине. Вы уже упоминали о каких-то общих вопросах между Европейский союзом и Россией. Как Вам кажется, какие основные вызовы, которые здесь обсуждаются, важны для дальнейшего диалога между организациями из ЕС и России?
Не секрет, что на фоне разных вызовов и проблем, например, миграции, терроризма, вопросы охраны окружающей среды отходят на второй план. Но в той части, которая касается воды, население достаточно чувствительно относится к этим проблемам. Вопрос качественного водообеспечения остро стоит и в ЕС, и в России. Половодья и наводнения, с одной стороны, и экстремальные засухи, с другой стороны, участились в связи с изменениями климата, которые носят циклический характер. В процессе общественных обсуждений по монгольским ГЭС мы осознали, что для населения на берегах озера Байкал недостаток питьевой воды – очень личная история. Так как упал уровень Байкала, упал и уровень воды в колодцах. А ведь население, главным образом, берет воду в артезианских скважинах либо колодцах, особенно в небольших населенных пунктах, где нет централизованного водоснабжения. Так что к проекту монгольских ГЭС интерес был огромный: все понимали, что, если ГЭС построят, будет еще хуже.
Сама тема климата рассматривается, главным образом, как некая отдаленная перспектива, но, если говорить о климатических изменениях, связанных со стоком рек и дефицитом пресной воды, то это тема уже дня сегодняшнего, которую необходимо оперативно рассматривать наряду с проблемой выбросов парниковых газов антропогенного происхождения.
Что бы Вы хотели пожелать членам Гражданского форума ЕС-Россия в следующем году?
В Бурятии затяжные новогодние праздники: католическое Рождество, 1 января, православное Рождество… Кроме того, у нас есть бурятский Новый год, или Сагаалган, праздник белого месяца по лунному календарю. По всем календарям я бы хотел пожелать, чтобы наш Гражданский форум, который объединяет разнонаправленные НКО, не только работающие в сфере охраны окружающей среды, сосредоточился бы на конкретных проблемах, которые волнуют людей. Именно через решение экономических и социальных проблем, оказывая адресную помощь гражданам, мы можем выйти на решение вопросов, связанных с правами человека и охраной окружающей среды: ведь право на благоприятную окружающую среду – также неотъемлемое право человека. Наша основная задача – вдохновить граждан, чтобы они, пользуясь теми позитивными результатами, которые мы достигаем, активно защищали свои права.

Интервью было записано Секретариатом Гражданского форума ЕС-Россия 17 ноября 2017 года в Берлине (Германия).