См. интервью на YouTube

Александр, большое спасибо, что согласились дать интервью Гражданскому форуму ЕС-Россия. В чем была идея создания движения «Плотина. Нет!»? Какие актуальные вопросы стоят перед организацией «ПЛОТИНА»?
Когда 10 лет назад создавалось Объединение «Плотина. Нет!», перед нами стояла вполне локальная задача – противодействие проекту строитеьства одной конкреткной крупной ГЭС на Нижней Ангаре. А дальше мы даже сами не заметили, как постепенно одно тянуло за собой другое, и так мы обнаружили, что занимаемся широким спектром различных экологических проблем: мы отстаиваем озеро Байкал от проектов строительства монгольских ГЭС, которые могут нанести непоправимый урон его экосистеме, спорим с компаниями Олега Дерипаски, которому принадлежит Ангарский каскад ГЭС, безудержно эксплуатирующий Байкал как водный ресурс. То же самое можно сказать по поводу добычи рассыпного золота в удаленных районах Красноярского и Забайкальского края, в Амурской области… Очень часто загрязнения от мест добычи рассыпного золота видны на спутниковых снимках с околоземной орбиты; они простираются на сотни километров ниже по течению. Поскольку инспекторы Росприроднадзора очень заняты, а штат малочисленный, отследить такие загрязнения не представляется возможным, — и на помощь приходим мы вместе со специалистами Центра спутникового мониторинга и гражданского контроля. Мы уже не первый сезон мониторим добычу рассыпного золота и выявляем все обширные нарушения загрязнения водных объектов.
Вы упомянули Олега Дерипаску, который обещает сделать Восточную Сибирь безуглеродной. Насколько данный проект экологичен?
Моя точка зрения категорически не совпадает с его мнением. Он утверждает, что движется в фарватере Парижского климатического соглашения, предлагает ликвидировать все угольные ТЭС, а на их месте поставить крупные плотины; поскольку ГЭС – это дешевый возобновляемый источник энергии, он хочет использовать весь гидропотенциал сибирских рек, а излишек электроэнергии продавать в Китай. Однако, говоря об этом, мы часто забываем, что вода – возобновляемый ресурс, а реки – нет: одна-единственная ГЭС может уничтожить реку, превратить ее в мертвое водохранилище. Благодаря  неимоверным усилиям природоохранного сообщества мы пока отстояли Амур, но практически все близлежащие сибирские реки перегорожены.
В следующем году в Красноярске состоится зимняя универсиада. Со стороны кажется, что экологических проблем в городе и вокруг него огромное множество. Как обстоят дела с загрязнением воздуха, строительством атомных объектов вокруг Красноярска?
Если говорить о подготовке к зимней универсиаде 2019 года, то основная проблема здесь  – вырубка огромного количества деревьев и кустарников в черте города, и, судя по темпам работ, которые ведутся, вряд ли строители остановятся только на объектах универсиады: в планах уже появляются новые многоэтажные комплексы.
Второе – это качество атмосферного воздуха, которую, кстати, власти обещали решить. Однако мы видим, что, по большому счету, этого не происходит, поскольку планы улучшения ситуации с качеством атмосферного воздуха не предполагают каких-то радикальных мероприятий в отношении крупнейших загрязнителей. У нас в черте города работает Красноярский алюминиевый завод, который производит миллион тонн алюминия в год и на который приходится треть всех вредных выбросов; еще треть — объекты теплоэнергетики, ТЭЦ; наконец, последняя треть – выхлопы автомобильного транспорта. У нас, к сожалению, политика городской власти направлена на то, чтобы стимулировать развитие личного автотранспорт: Красноярск – один из лидеров в России по числу машин на душу населения.
Если мы посмотрим только на эти две огромные проблемы, то третья, относительно атомных объектов, покажется не такой существенной. У нас уже функционируют два хранилища отработанного ядерного топлива, куда свозятся тепловыделяющие сборки со всей России, запущено опытное производство MOX-топлива, а сейчас ведется подготовка к строительству подземной исследовательской лаборатории, которая в случае, если в течение ближайших 10 лет результаты этой работы удовлетворят ученых, превратится в федеральный репозиторий по захоронению высокоактивных радиоактивных отходов со всей Российской Федерации.
Как на такую ситуацию можно повлиять? Что делаете Вы?
По поводу вырубки деревьев что мы только не делали! Были и общественные инспекции, и инвентаризации подлежащих вырубке зеленых насаждений, проводимые силами общественников. Мы пригашали представителей администрации, при них делали таксацию и инвентаризацию участка, который был предназначен под вал деревьев, и высчитывали, сколько из них пойдет под нож, сколько выкорчевано с корнем, какой будет урон. К сожалению, администрация не приняла наши цифры, а другие подсчеты были сделаны на глазок. Мы предлагали создать общественный наблюдательный совет по подготовке проектов универсиады, чтобы контролировать именно соблюдение природоохранных стандартов, но все без толку. А тем временем мы видим, что даже компенсационные посадки, которые нам пообещали взамен вырубленных деревьев, делаются таким образом, что большинство деревьев чахнут, не дожив и до года.
Есть какие-нибудь положительные моменты за последние годы, касающиеся экологии в регионе, которые Вы могли бы выделить?
Наверное, они касаются самой общественной активности. Например, люди самоорганизовались и решили устанавливать датчики воздуха по всему городу, чтобы иметь не зависимую от официальной сеть наблюдений и понимать, каким воздухом мы дышим. Мы сразу же увидели противодействие властей, которые пытались запретить активистам измерять состав воздуха. Однако этот напор удалось свести на нет. Кроме того, летом был реализован проект по инвентаризации тех деревьев, которые растут в центре Красноярска, чтобы в дальнейшем было трудно безнаказанно срубить очередное дерево. Каждое дерево посчитано, нанесено на специальную карту, включено в базу данных. Следующий шаг – узаконить эти деревья и сделать максимально сложным процесс согласования их вырубки.
«Плотина. Нет!» – член Гражданского форума ЕС-Россия. Почему для Вас важно быть в Форуме? Чем Форум может помочь в Вашей деятельности?
Прежде всего, Форум – одна из немногих возможностей диалога за пределами Российской Федерации. Сейчас, когда в законодательство введено понятие «иностранный агент», а целый ряд иностраных фондов объявлен «нежелательными организациями», возможности для взаимодействия российских и зарубежных экологических активистов сократились. А ведь у нас есть масса общих вопросов, которые лучше решать сообща! Или, как минимум, нам необходимо обмениваться опытом, чтобы не наступать на одни и те же грабли. В этом смысле Гражданский форум ЕС-Россия дает возможность познакомиться с общественными экологическими организациями из других стран, увидеть всю палитру гражданского общества и понять не только в каком месте в России, но и в каком общеевропейском контексте мы находимся.
Что бы Вы хотели пожелать членам Форума?
У меня пожелание одно – несмотря на ухудшающуюся обстановку и усиливающуюся негативную риторику на уровне властей со стороны российского государства, с одной стороны, и Евросоюза, с другой стороны, мне хотелось бы, чтобы диалог представителей гражданского общества не прекращался.
Большое спасибо за интервью, Александр.

Интервью было записано Секретариатом Гражданского форума ЕС-Россия 18 сентября 2018 года в Берлине (Германия).