После принятия закона о брачном равноправии в Германии и ряде других стран, в частности, на Мальте, Гражданский форум ЕС-Россия попросил прокомментировать ситуацию Объединение русскоязычных геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров в Германии «Qвартира». Предлагаем вниманию текст в редакции Екатерины Огурцовой:

В этот день, 30 июня 2017 года, лента моего фейсбука была красочнее новогодней ― все отмечали с шампанским и салютом принятие Бундестагом, федеральным парламентом Германии, нового закона о брачном равноправии, приравнивающего однополые партнерства к бракам. В планах на выходные были вечеринки в честь праздника, банкет в здании Бундестага, а для некоторых подача, наконец, заявления о заключении брака.
226 депутатов из 393 проголосовали за закон по зову совести и без оглядки на партийную дисциплину, как призвала их поступить федеральный канцлер Германии, председатель Христианско-демократического союза Ангела Меркель в своем интервью женскому журналу несколькими днями ранее. По данным социологических опросов, примерно такое же соотношение мнений сегодня в немецком обществе: более 70 % граждан поддерживают брак для всех.
Это решение было не спонтанным: Германия прошла долгий путь принятия. До 1968 года в ГДР и до 1969 года в ФРГ гомосексуальные связи уголовно преследовались. В ГДР гомосексуальные отношения осуждались, так как противоречили коммунистической идеологии. Впрочем, в консервативной, ориентированной на христианские ценности ФРГ ситуация была не лучше. С конца 1980-х годов о правах ЛГБТ-сообщества стали говорить открыто. Например, Фолькер Бек, сегодня член фракции «зеленых» в парламенте, более тридцати лет добивался принятия этого закона. Союз лесбиянок и геев Германии (LSVD), крупнейшая правозащитная ЛГБТ-организация, долгие годы проводила митинги и кампании по продвижению идеи о равноправии.
С 2001 года в Германии существовали так называемые «гражданские партнерства», легитимные союзы, в которые могли вступать два взрослых человека одного пола, вне зависимости от их гендерной идентичности и сексуальной ориентации. Свои отношения к 2017 году официально оформили 34 тысячи гомосексуальных пар. Но тогда, 16 лет назад, эти союзы были лишь небольшой уступкой давлению со стороны ЛГБТ-активистов и левых и давали намного меньше прав партнерам, которые, например, не пользовались льготами при налогообложении, предусмотренными в Германии для лиц, состоящих в браке, или не получали пенсии по смерти одного из супругов. За прошедшие годы каждая отдельная поправка к закону об однополых партнерствах, приближающая союзы к бракам в правах, буквально отвоевывалась в парламенте, на общественных дебатах и на гей-прайдах.
Сегодня новый закон дает парам такие базовые, важные и нужные права как, например, наследовать имущество умершего супруга, не свидетельствовать друг против друга в суде, узнавать о здоровье супруга и принимать критические решения в случае, если партнер недееспособен. Казалось бы, последний рубеж взят: все пары теперь равны. Германия, наконец, встала на одну законодательную ступень с другими европейскими странами, такими как Великобритания, Дания, Швеция, Финляндия, Норвегия, Исландия и Ирландия. Можно праздновать и пить шампанское.
Но победа оказалась неполной, с горьким послевкусием. Когда легкое головокружение от шампанского и эйфория развеялись, и все, наконец, внимательно прочитали текст закона, оказалось, что новый закон не до конца меняет права однополых пар в отношении детей. Процедура усыновления неродного ребенка однополой семьей после принятия закона будет такой же, как и в традиционном браке, когда сразу оба супруга становятся приемными родителями. Однако, если ребенок появляется, например, у лесбийской пары, то материнские права получает только биологическая мать, а ее супруге для признания материнских прав потребуется длительная, дорогая и унизительная процедура удочерения или усыновления. Также существуют другие формы неравноправия, например, при компенсации услуг за искусственное оплодотворение.
Отношение общества к однополых семьям до сих пор остается неоднозначным. Например, только чуть больше половины граждан Германии поддерживает усыновление детей однополыми парами, а в политических кругах уже обсуждается вопрос об отмене закона о «браке для всех» как не соответствующего конституции Германии: сам закон вступит в силу только в октябре, и у оппонентов есть время опротестовать его в Конституционном суде.
Однако  есть надежда, что и это неравенство станет историей, и мы еще допьем наше шампанское.