См. интервью на YouTube

Олег Петрович, большое спасибо за согласие дать интервью Гражданскому форуму ЕС-Россия в такие трудные времена и для России, и для российского гражданского общества. Уже неоднократно Ваши коллеги подвергались преследованиям, им угрожали, Правозащитный центр «Мемориал» был назван «иностранным агентом»… Однако впервые Вашу организации обвинили в подрыве конституционных основ российского государства. Как Вы оцениваете этот новый виток давления?
Оцениваю, конечно, отрицательно. Как я могу еще это оценивать!?
Очевидно, что мы действительно имеем дело с новым уровнем давления на неправительственные организации России. И как мы подрываем конституционный строй? Российской Федерацией в этом акте проверки Министерства юстиции уточняется, что мы «призываем к свержению действующей власти». Где и когда мы призывали к свержению? На это ничего не указывает. Что это такое, мы не знаем. Возможно, имеет место пробный шар, брошенный российскому и международному правозащитному сообществу, – посмотреть на то, как вообще общество в России и за ее пределами будет реагировать на такое беспрецедентное политическое, по сути дела, обвинение. Это, может быть, и какое-то начало новой кампании давления. Мы не знаем. Есть, конечно, третий вариант, что исполнители перестарались, то есть группа, проверявшая Правозащитный центр «Мемориал», что-то недопоняла, перегнула палку и так далее. Честно сказать, мало в это верится, потому что подобное обвинение могло быть вряд ли выдвинуто без согласования, по крайней мере, на каких-то довольно высоких уровнях Министерства юстиции.
Пока, я надеюсь, что та кампания общественной поддержки протеста против подобного политического обвинения в наш адрес сыграла определенную роль. По крайней мере, в том документе-предупреждении, который нам пришел во исполнение этого акта проверки от того же Министерства юстиции, уже этих политических обвинений нет. Там речь идет всего лишь о необходимости внести изменения в устав. Там спорные, сомнительные требования, что мы должны внести в свой устав, но это уже никак не политические обвинения. То ли это шаг назад, то ли действительно Минюст, как он уже об этом публично заявлял, передал акт в том виде, в котором он был и есть (ведь никто его не отменял!) в органы прокуратуры. Дальше мяч на поле прокуратуры — и они как-то начнут действовать в отношении нашей организации.
Вы говорите, что это может быть пробный шар. Чувствуете ли Вы поддержку российского общества и международного сообщества в этой ситуации?
Да, в общем-то, мы почувствовали, потому что собирались подписи, заявляли о полном неприятии подобного образа действия в отношении легально действующей правозащитной НКО со стороны многих организаций, политиков и органов Совета Европы. Поэтому и внутри России, и за рубежом мы ощущали значительную поддержку. И, по всей видимости, это как-то отметила и власть.
Давайте немного вернемся назад, в 2012 год, когда в одном выступлении Вы сказали, что если раньше не было достаточного прогресса в развитии гражданского общества, то в этом году он произошел и Вы более оптимистично смотрите в будущее. Исходя из перспективы, которую мы имеем сейчас, в том числе в отношении той правозащитной деятельности, которую вы ведете как руководитель программы «Горячие точки» на Северном Кавзказе и в других конфликтных регионах, насколько ситуация поменялась спустя три года после вашего выступления?
Середина 2012 года стала переломным моментом. Именно тогда началось новое, подчеркиваю, еще более интенсивное, чем раньше, наступление на права человека в России, в том числе на неправительственные и правозащитные организации. Наступление шло по самым разным направлениям. Речь идет не только о законе об «иностранных агентах», а теперь и о «нежелательных организациях». Нет, все значительно шире и хуже. Тут и практически сведение на нет права на свободу выражения мнений, митингов, демонстраций, шествий. Фактически право на осуществление этих законных акций, на выражение таким образом мнения в России уничтожено. Только один пример: новая уголовная статья 212 (п. 3) в российском Уголовном Кодексе предполагает уголовное наказание за неоднократное нарушение правил проведения уличных акций. Заметим, что за административные нарушения, за неоднократное зафиксированное властью якобы совершенное административное нарушение человека потом за эти же действия могут привлекать к уголовной ответственности, что сейчас и происходит в России. А как случаются эти якобы административные нарушения, мы знаем: массовые, практически неспровоцированные демонстрантами задержания людей во время митингов, демонстраций, пикетов, в том числе задержание во время одиночных пикетов, когда появляются просто провокаторы. Это все обычная практика. Нарушение свободы слова, нарушение свободы ассоциаций, введение целого ряда новых репрессивных статей, позволяющих осуществлять широкие политические репрессии в стране, — все это реалии нынешнего времени.
И как эти реалии отражаются на работе «Мемориала» в горячих точках, в зонах конфликтов, в частности, на Северном Кавказе?
Во-первых, нас тревожат новые угрозы, которые поступают нашим сотрудникам на Северном Кавказе. Я не буду называть даже республику — пока, по крайне мере, но такие угрозы поступают. Причем это не в одной республике происходит. Угрозы о том, чтобы мы, по сути дела, сворачивали свою правозащитную деятельность, не приезжали туда, не занимались теми или иными делами в плане правовой помощи людям. Иначе будет плохо. Это нам передают через посредников наши «доброжелатели». Одновременно – через республиканские адвокатские палаты — идет давление на некоторых адвокатов, с которыми мы сотрудничаем, с целью вынудить их прекратить взаимодействовать с Правозащитным центром «Мемориал». Им говорят, что с нами не следует взаимодействовать из-за того, что мы «иностранные агенты». И, конечно, сотрудничество с властями в ряде случаев просто сведено на нет, что очень печально. Мы всегда считаем, что правозащитники должны находить конструктивный язык, когда это возможно, с представителями власти и искать общие пути для улучшения ситуации с правами человека. В некоторых случаях просто то, что было раньше, не везде становится возмлжным. В ряде республик, в том числе на Северном Кавказе, такое взаимодействие просто прекращено.
Вы уже упоминали ту роль, которую играет международное сообшество в поддержке организации. Правозащитный центр «Мемориал» входит в Гражданский форум ЕС-Россия. Какую поддержку и помощь Вы ожидаете от нашего форума?
Продолжения той поддержки, которая практически уже была. Это, конечно, публичные заявления и действия в поддержку и Правозащитного центра «Мемориал», и всех других преследуемых в России правозащитных и не только правозащитных неправительственных организаций – экологических, просветительских и так далее. Это и использование Гражданского форума для взаимодействия с властями самых разных стран. Мне представляется очень важным, чтобы европейское гражданское общество добивалось того, чтобы взгляд на Россию был не только через призму событий на Украине или теперь в Сирии. Конечно, очень важно обращать внимание на ситуацию на Украине. Мы все время об этом говорили, за что, кстати, нас и обвиняют якобы в подрыве конституционного строя России. Поэтому жесткая позиция по отношению к России в зависимости от ее поведения на Украине верна. Но нельзя только этим исчерпывать свои взаимоотношения с Россией и взгляд на Россию. Очень важно, чтобы европейские институты и государства смотрели внимательнее, пристальнее на ситуацию внутри России с правами человека в самых разных областях. Вот это нельзя забывать. Сейчас нередко можно услышать, что главное, чтобы на Украине все разрешилось, а что произойдет в России — не так уж и важно, чуть ли не «отгородимся от России высокой стеной». Мне представляется в этом смысле недальновидной политика, не обращающая вниамние на проблемы внутри России и не пытающая воздействовать на Россию в плане того, чтобы она выполняла взятые на себя обязательства. Без таких усилий и действий европейскую безопасность обеспечить будет невозможно, потому что права человека и вопросы безопасности  — это неразрывно связанные между собой аспекты.
На сегодняшний день в Форуме состоит 150 организация, в том числе более 80 организации из России, многим из которых сейчас так же, как и Правозащитному центру «Мемориал», приходится непросто. Что бы Вы хотели пожелать членам Форума в свете последних событий, которые происходят в России и мире?
Бодрости, не терять присутствия духа и оптимизма. В конце концов, наше дело правильное!

Интервью было записано 24 ноября 2015 года по скайпу Секретариатом Гражданского форума ЕС-Россия.