См. интервью на YouTube (на английском языке)

Господин Йоша, Вы представляете Фонд субъективных ценностей — помимо той роли, которую Вы играете в Сети UNITED. Мне всегда было интересно, почему фонд так называются?
У названия есть два контекста – исторический и философский. Исторический очень прост: в рамках одного из университетских проектов в 2000-х годах мы организовали радиостанцию, которую назвали «Субьективное радио». А назвали мы ее так потому (и здесь начинает философский аспект), что радио было открыто для множества культурных и философских идей, мы одновременно предоставляли микрофон и ультраправым популистам, с одной стороны, и левым и коммунистам, с другой стороны. Изначально мы назывались Publikum, но потом сменили имя на «Субъективное радио». Мы все там работали, встречались, нам всем была близка идея открытости разным концепциям. Если следовать за определением, «субъективность» значит не говорить людям, что они должны думать, а выстраивать диалог и соединять различные идеи. Кроме того, ценности не высечены в камне. Конечно, в период нашего взросления мы воспринимаем ценности, принятые в нашей семье, культуре, социуме, но эти ценности необходимо также подвергать сомнению и переосмысливать, вместо того чтобы слепо им следовать. Кстати, Вы не первый, кто интересуется, почему наш Фонд субъективных ценностей так называется; значит, люди запоминают наше название, оно цепляет.
Пока я смотрел ваш сайт, я понял, что вы работаете с широкими темами – такими как культура, образование, права человека, миграция, беженцы и так далее. Какой из ваших проектов представляется Вам наиболее важным на данный момент?
На этот вопрос трудно ответить, поскольку все проекты для нас чрезвычайно важны. Фонд участвует во многих объединениях, и работа в рамках каждого из них важна по-своему. Например, мы реализуем такие проекты как «Футбол против расизма», различные фестивали, культурные мероприятия, обсуждения, показы фильмов… Уже пять лет мы работаем над вовлечением мигрантов в социальное предпринимательство. Кроме того, мы поддерживаем культурное разнообразие: так, мы отмечали китайский Новый год вместе с китайской общиной Венгрии. Мы также члены венгерского отделения National Campaign Committees, а я сам евроактивист. Также мы организовали несколько акций, приуроченных к дням в Календаре прав человека, например, в День беженцев или День прав человека. Таким образом, мы стараемся быть в центре всего, что происходит в Венгрии. Одновременно фонд выступает в качестве проектного хаба: если у кого-то появляется хорошая идея, ее автор может прийти к нам — и мы поможем воплотить идею в жизнь. В нашем портфолио уже достаточно много таких проектов, связанных с мигрантами или солидарностью. Мы поддерживаем авторов, в том числе финансово, предоставляем юридическую помощь, иногда даже предоставляем место для работы в офисе. Фонд субъективных ценностей всегда готов помочь там, где речь идет о дискриминации, волонтерстве или европейских ценностях.
В последнее время Венгрия часто попадает в политические сводки как в Европе, так и по всему миру. Фонд субъективных ценностей работает с темами миграции и беженцев. Каков ваш взгляд на миграционный кризис в Венгрии и как вы способствуете его разрешению?
Когда речь заходит о миграционном кризисе в Венгрии, мы склонны считать, что это скорее политический кризис. В течение последних 20 лет мигранты не рассматривали Венгрию как конечный пункт назначения. Венгрия находится на западно-балканском маршруте, так что весь кризис случился потому, что этот путь оказался крайне популярным среди мигрантов. Сейчас у нас даже мигрантов нет как таковых, Венгрия – всего лишь пропускной пункт. Границу нашей страны пересекли 500 тысяч мигрантов, и только 2 тысячи из них осели в Венгрии. Кризис теперь перекинулся на другие страны. Необходимо уточнить, что мы не согласны на строительство стены на границе: мы уже жили за такой стеной 40 лет, в коммунистическое время. При нашей поддержке была организована демонстрация против постройки этой стены, хотя обычно фонд остается нейтрален и не поддерживает ни правительство, ни оппозицию: мы и критикуем правительство, и сотрудничаем с ним. У нас есть много совместным проектов с властями: в частности, наши интеграционные проекты финансируются Министерством внутренних дел. Мы стараемся сделать политику более приближенной к реальности: ведь когда когда речь заходит о популизме, то мигранты становятся козлами отпущения. Для политиков это простой и естественный ход – обвинить во всех проблемах мигрантов и призвать к их депортации. Тем не менее, для нас защита и патриотизм – тоже безусловные ценности, и в этом смысле мы стараемся культивировать политику принятия мигрантов, интегрирования их в общество, предоставления юридической и гуманитарной помощи. Мы призываем правительство соблюдать Женевскую конвенцию по правам человека, заботиться о людях, которые прибыли в нашу страну в поисхах убежища. Тем не менее, мы не занимаемся гуманитарной помощью напрямую, наша основная задача – поддержка и защита тех, кто в этом нуждается. Когда разразился кризис, мы собрали много необходимых вещей для беженцев, но, повторюсь, это не основное поле нашей деятельности.
Сейчас мы находимся еще в одной стране на западно-балканском маршруте – Хорватии — и беседуем на Форуме молодых профессионалов «Лаборатория Европа», где Вы один из спикеров мастер-класса «Беженцам здесь (не) рады: сделки на людях». Расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит на мастер-классе и в каком направлении вы движетесь.
Цели мастер-класса – генерация проектных идей, которые впоследствии будут профинансированы Гражданским форумом ЕС-Россия, и объединить участников в команды. Сейчас мы подошли к очень интересному и тонкому моменту: участники уже сформулировали более 15 проектных идей, и мы как тренеры и наставники должны, разумеется, помогать им генерировать идеи, но в то же время призывать их быть более реалистичными и сконцентрироваться на конкретном проекте. На всем Форуме 80 человек, так что подать на рассмотрение 80 проектов невозможно. Таким образом, я пытаюсь давать участникам обратную связь по их идеям и выработать у них более практический подход: возможно, кто-то из них хочет изменить мир прямо здесь и сейчас. Я тоже этого хочу, но понимаю, что эту задачу не решить в рамках одного мастер-класса.
Ваша организация — Фонд субъективных ценностей — участник Гражданского форума ЕС-Россия. Почему для вас важно быть частью Форума?
Прежде всего, у нас были личные мотивы: глава Правления фонда работал с российской тематикой в университете; его, пожалуй, можно назвать русофилом. Если говорить в практическом смысле, мы считаем Россию неотъемлемой частью Европы. Юридически Россия не в Европейском Союзе, но, если Вы спросите меня, я скажу, что идея объединения России и ЕС должна быть долгосрочной целью для Евросоюза. Когда речь заходит об энергетике, безопасности, глобальных вызовах, Россия должна быть частью ЕС. Гражданский форум ЕС-Россия — площадка для обсуждения вопросов, связанных с Россией, а также способ взаимодействия с российскими неправительственным организациями. Я не говорю по-русски, но глава Правления фонда говорит, так что для него это еще и возможность попрактиковать язык.
По Вашему мнению, какие вопросы взаимоотношений России и ЕС наиболее актуальны для нашего Форума?
Как я уже отмечал, ЕС не может функционировать без России, — это мое твердое убеждение. Если взглянуть на вопросы энергетики – возобновляемые источники энергии, проблемы климата и глобального потепления, то мы говорим не только об экономике, но и о правах человека. Я считаю, что в ближайшие 10 лет проблемы глобального потепления и изменения климата станут предметом обсуждения правозащитников, потому что одна из причин, почему люди покидают свои страны, помимо войн, — окружающая среда, тема, которой уделяют недостаточно внимания. Что касается России, права человека, в частности, свобода слова, — очень важная  проблематика. Встают вопросы о том, насколько либеральна Россия, сколько людей в Европе считают Россию либеральной, каково восприятие России в Европе в целом. Очень важно видеть мир не черно-белым, когда Россия предстает  в качестве агрессора, а Европа как жертва, а выстраивать и поддерживать открытый диалог. У России и ЕС есть целый ряд общих интересов, однако имеются и неразрешенные проблемы, например, взаимоотношения с Украиной или вопрос Крыма. Однако, когда речь заходит о глобальных вызовах — таких как терроризм, у нас есть определенные точки соприкосновения. Я всегда стараюсь акцентировать внимание на вопросах, по которым мы можем прийти к согласию, и, думаю, такую позицию необходимо продвигать в рамках Форума.
На сегодняшний день Форум насчитывает 160 организаций. Что бы Вы хотели им пожелать нашим участникам – как из России, так и из стран ЕС?
Я желаю нам больше таких мероприятий как «Лаборатория Европа», потому что я твердо верю в то, что общение с людьми разных культур – безусловно положительный опыт. Нет такой вещи, как иерархия культур, есть только нехватка средств коммуникации и общения: чем больше мы будем проводить разговоров, встреч, дискуссий, обмениваться взглядами и искать общие ценности и договариваться о них, тем будет лучше. Самому Форуму я желаю неуклонного роста, интеграции различных концепций и идей на национальном уровне и их озвучивания на европейском уровне. Есть сотни общих ценностей, разделяемых ЕС и Россией, и я бы хотел, чтобы мы сплотились вокруг них, а не подчеркивали различия.
Большое спасибо за интервью.

Интервью было записано 22 июля 2016 года Секретариатом Гражданского форума ЕС-Россия на Форуме молодых профессионалов «Лаборатория Европа» в Вуковаре (Хорватия).