См. интервью на YouTube (на английском языке)

Господин Скандурра, Ваша Ассоциация Antigone, созданная в конце 1980-х годов и имеющая впечатляющую историю успеха, только что присоединилась к Форуму. Каковы основные темы, над которыми Вы работаете сейчас? И чего Вам удалось достичь за эти годы?
Ассоциация была создана, после того как в уголовный кодекс были внесены несколько статей по борьбе с политическим терроризмом, ужесточавшие многие процессы, и у нас появилось ощущение, что это должно контролироваться гражданским обществом. Потом мы сосредоточились на работе в тюрьмах, их реформировании и правах заключенных. В 1990-е годы ситуация в итальянских тюрьмах значительно ухудшилась, и мы продолжали работать с этими новыми вызовами. Сейчас мы находимся на этапе политических реформ и можем наблюдать заметные улучшения. Из-за переполнения тюрем итальянское правительство провозгласило чрезвычайное положение в 2010 году. Но после того как Европейский суд по правам человека по этой причине вынес решение против Италии, были проведены реформы, так что теперь ситуация улучшается. Скажу больше, впервые с тех пор, как я начал работать с темой тюрем, я могу видеть определенный прогресс в данной сфере – и это очень волнительный момент для всех в Италии.
Есть ли еще какие-либо вопросы на повестке дня, с которыми Вам приходится иметь дело в данный момент, например, отмена пожизненного заключения? С какими наиболее острыми проблемами Вы работаете сейчас, когда ситуация улучшилась?   
Ситуация улучшилась в основном в цифрах: стало меньше заключенных, поэтому ситуация менее напряженная не только для них самих, но и для организаций, работающих в области прав заключенных. Теперь есть возможность пересмотреть многие аспекты тюремной системы в Италии. На данный момент мы работаем в некоторых конкретных сферах. Одна из таких сфер – введение наказания за пытки, которого до сих пор нет в итальянском уголовном кодексе. Следовательно, мы сталкиваемся с большими проблемами при рассмотрении случаев избиения заключенных или насилия по отношению к ним. Мы принимали участие во многих судебных процессах, но заседания обычно заканчиваются ограничением продолжительности судебного процесса по техническим причинам. Таким образом, введение в уголовный кодекс статьи о наказании за пытки действительно необходимо, и мы проводим кампанию по этому вопросу на протяжении многих лет. С 1980 года у Италии есть международные обязательства по сокращению числа таких преступлений, но на самом деле мы получили возможность выполнить их только в последнее время. Сейчас по этому вопросу существует законопроект, который находится на рассмотрении в парламенте, и мы надеемся, что Италия внесет в уголовный кодекс наказание за пытки до конца 2016 года. В тюрьмах Италии есть много проблемных аспектов, например, здравоохранение. Система здравоохранения находится в плачевном состоянии. В 2008 году произошла передача ответственности в сфере медицинской помощи для заключенных от Министерства юстиции национальной системе здравоохранения, но эта передача обязанностей не работает должным образом. В результате, в данный момент ситуация очень тяжелая, особенно в некоторых регионах страны. Другой вопрос, который совершенно никак не рассматривается в пенитенциарной системе, — права гомосексуалов. Закон применяется таким образом, как будто бы их нет. Существует огромная проблема с правоприменительной практикой приговоров для геев. Кроме того, нет никаких условий или специальных законных оснований для заключения инвалидов. Мы видим много проблем, но это, пожалуй, самый подходящий момент, чтобы работать над их решением.
Чтобы Вы сказали относительно пожизненного заключения? Как продвигается работа в данной области? 
У нас в Италии практикуется пожизненное заключение, но по прошествии нескольких лет большинство заключенных имеет возможность выйти из тюрьмы и отбывать наказание за ее пределами или даже освободиться. Но все же есть небольшая доля заключенных, которые на самом деле отбывают срок в тюрьме и не могут ее покидать. Благодаря международным проектам у нас есть возможность взглянуть на другие системы, работающие в этой сфере. В настоящее время мы делаем все возможное, чтобы представить эти примеры общественности в Италии с целью убедить людей, что система может быть более простой и пожизненного заключения можно избежать. Это еще не конец борьбы, хотя подобные нормы не влияют на уровень преступности или общественной безопасности, а являются лишь культурным феноменом, который может быть легко изменен.
Еще один вопрос о кампании против ксенофобии. Я полагаю, эта проблема также актуальна в тюрьмах, как и в обычной жизни, когда мигранты и беженцы прибывают в Италию, в частности, на остров Лампедуза. Каково отношение к этим людям и ситуация с ксенофобией в тюрьмах?
Я бы сказал, что ситуация в тюрьмах довольно сильно отличается от ситуации в других сферах. Именно общество не считает иностранцев легитимными членами сообщества. В тюрьмах же с этим проблем нет. Я не вижу тем ксенофобии, поскольку иностранцы составляют довольно большое меньшинство среди заключенных в последние годы, так что модель совместного проживания с представителями других национальностей существует. Однако проблема заключается в том что закон и практика исполнения наказаний устарели. Они были разработаны, когда среди заключенных не было такого числа иностранцев. Несмотря на то что в местах лишения свободы нет проявления ксенофобии, приговор для иностранца может быть более жестким, чем для гражданина Италии.                
Это означает, что проблема заключается в органах власти, а не в других заключенных?
Проблема заключается в законодательстве. Осужденным иностранцам намного сложнее добиться применения мер пресечения, альтернативных заключению под стражу, поскольку необходимым условием для этого являются социальные связи – члены семьи или коллеги по работе, которых у иностранных граждан в Италии может и не быть. Кроме того, условия содержания в тюрьмах довольно сложные. Иметь родственников в стране очень важно, в противном случае приговор может показаться жестче. Другая большая проблема – это здравоохранение для заключенных: и дело тут не только в физических или биологических вопросах, но также и в культуре, то есть способах, как вы сообщаете о ваших проблемах или трудностях. У меня есть ощущение, что иностранцы в наибольшей степени страдают от этого, особенно если не говорят на языке или не знакомы с местной культурой. Существует масса практических и юридических проблем, к которым необходимо подходить более серьезно. Ведь число иностранных заключенных насчитывает более 30 %, то есть они образуют огромную часть системы.
Мы разговариваем в Берлине, где Вы участвуете в семинаре по управлению проектами, поддерживаемых в рамках Открытого конкурса проектов Гражданского форума ЕС-Россия. Могли бы Вы более подробно рассказать о проекте, который Вы собираетесь реализовать вместе с Вашими коллегами из России?
Первая цель проекта состоит в том, чтобы просто узнать как можно больше от наших коллег из России. В Форуме есть так много различных практик и способов решения проблем, которые в некоторых случаях весьма похожи друг на друга. Таким образом, Форум предоставляет прекрасную возможность познакомиться с тем, как другие НПО за рубежом работают c такими же вопросами. Чего бы мы также хотели достичь с помощью проекта, это проинформировать европейские НКО о том, что Европейская конвенция о защите прав человека и Европейский суд по правам человека могут быть действующими инструментами для улучшения условий содержания заключенных. Так обстоит дело в Италии и других европейских странах. Тем не менее, мы в Италии начинаем понимать сложности этого механизма, и мы уверены, что можем больше использовать его для улучшения условий содержания в тюрьмах и в других странах. Таким образом, одна из целей проекта – сделать так, чтобы организации знали, что это возможно и что с такими проблемами уже сталкивались в других странах.
По сравнению с Вашей ассоциацией, Гражданский форум ЕС-Россия довольно молодая организация, которой в эти дни исполняется пять лет. Antigone — один из самых молодых участников Форума. Почему Вы решили присоединиться к Форуму? Где Вы видите преимущества для Вашей организации?
Как я уже говорил, с одной стороны, мы очень заинтересованы в том, чтобы узнать, чем занимаются другие организации в нашей сфере. Тема тюремного заключения, вероятно, отличается от других тем, так как тюремные помещения и учреждения, как правило, весьма похожи друг на друга, даже в разных странах и культурах. Это означает, что у нас есть похожие проблемы, которые по-разному решались в Европе, и мы очень хотим узнать об этом опыте и использовать его как инструмент для защиты интересов заключенных. Но одно дело сказать, что я хотел бы, чтобы реформа была реализована, а другое дело, что целая страна использует этот способ решения проблемы, и нам, вероятно, стоит следовать их примеру. Кроме того, я считаю, что очень полезно встречаться с коллегами на уровне организаций, так как у каждого из нас разные истории. Наша организация и метод нашей работы очень сильно зависят от нашей собственной истории, опыта и изменений. Изменения — всегда большой вызов, но, глядя на опыт других организаций, становится легче понять, как они справляются с такими вопросами как фандрейзинг, коммуникации, система управления и так далее. Такое взаимодействие приводит к очень простым и нетривиальным решениям — и мы хотим учиться друг у друга.
Что Вы хотели бы пожелать Форуму и его членам на будущее, скажем, на следующие пять лет?
Я думаю, Форум – это большая ценная возможность для обмена опытом. И я надеюсь, что Форум будет расширять свою деятельность и упрощать способы взаимодействия между организациями путем создания более широких возможностей для налаживания контактов и партнерских отношений. Это тот путь, по которому мы как организация предполагаем двигаться в ближайшие годы. Форум – отличная возможность для каждого из нас внести свой вклад в этот процесс.
Большое спасибо за интервью.

Интервью было записано Секретариатом Гражданского форума ЕС-Россия 16 марта 2016 года в Берлине, Германия.