Последний год ознаменовался пышным расцветанием большого количества новых гражданских инициатив в РФ. Причем, не только в столице и в городах-миллионниках, но  и в маленьких городах. Кроме традиционных видов гражданского участия – это работа некоммерческих организаций, митинги, шевствия, которые все видели, в том числе во время декабрьских событий, – произошел, например, массовый сбор волонтеров для наблюдения за проведением выборов. Сегодня наблюдатели уже стали постоянной гражданской деятельностью. Появились еще и другие формы, которые я бы назвала «новые формы гражданского участия в городе». Это новые городские практики. Из самых радикальных – это формы, которые называются «партизанинг». Это формы участия в решении проблем города активными горожанами, объединенными в инициативные группы. Такая деятельность есть, насколько я знаю, в Санкт-Петербурге, например, и в ряде других городов. Партизанинг – это когда горожане, как правило люди офисные, собираются и по методу Тимуровского движения «спасают» свой город: разбивают клумбы на пустырях или ремонтируют сами ночью знаки пешеходных переходов, которые могут быть поломаны и т.д.
Еще одна форма гражданской активности всем видима – форма нового типа гражданского развлечения. Это всякие Окупаи, это гуляния по бульварам для выражения своей позиции, это уличные университеты. Еще одна форма, которая привлекла наше внимание, – гражданская активность самоорганизации. В Тюмени, в других городах, в Перми в том числе, горожане собираются и создают так называемые гражданские собрания. И рабочие группы, не специализированные никак, работают, чтобы помочь решить проблемы города и городского сообщества, напрямую реализуя свое право на участие. Они могут заниматься, например, восстановлением ручьев или решением проблемы конфликта транспортных перевозчиков и жителей.
Еще из новых форм – разнообразные формы кровдсерсинга и интернет-инициатив. Это видно невооруженным глазом. Например, ресурс «протечки нет», созданный гражданским активистом из Санкт-Петербурга, –  подвижничество, которое позволило ремонтировать крыши, если мне память не изменяет, в 800 квартирах в Санкт-Петербурге.
То есть я бы сказала, что существует целый спектр. А есть и новые тематические формы. Они мне не очень  нравятся, но они есть. Проявилась самоорганизация хранительного свойства. Это уже теперь не только православные хоругвеносцы.  Это могут быть граждане, объединенные, например,  так называемыми антиоранжевыми настроениями. Это околонационалистические инициативы, это новое светское освоение церкви, новое православие и т.д. Мы сейчас их с вами видим.
В общем и целом, я бы сказала, что происходит разрастание активности и за счет этого увеличивается присутсвие в публичном пространстве разных групп интересов. Это чрезвычайно рисково, но это правильно. Это правильный шаг, поскольку мы, наконец, вошли в ту ситуацию, при которой в публичном пространсве начинают фигурироватиь те интересы, которые раньше замалчивались. Появляются такие группы, которые раньше были слепо-глухо-немыми, мы совсем их не слышали. Появляется политическая сатира в разных вариантах – анти-оранжевая или против президента. Памфлеты, панк-молебны и т.д  То есть жизнь очень рисково, но бьет ключем.

Центр гражданского анализа и независимых исследований«ГРАНИ» является членом Гражданского Форума ЕС-Россия с 01.12.2011