Владимир Путин дал первое телевизионное интервью после инаугурации. Президент удостоил своего внимания государственный телеканал Раша Тудей, вещающий на английском языке. Британский журналист задал Путину вопросы об отношениях России и США, «списке Магнитского», давлении на оппозицию и «панк-молебне» Пусси Райот в храме Христа Спасителя. Путин остался верен себе: он не только отбился от неприятных вопросов телеведущего, но и сумел смутить журналиста своим чувством юмора.
Разговор с президентом поручили британскому журналисту Кевину Оуэну, лауреату телевизионной премии ТЭФИ 2008 года, до переезда в Россию сотрудничавшего с ББС и Скай Ньюз. Оуэн начал беседу с вопроса о саммите АТЭС во Владивостоке, послужившего формальным поводом для интервью. Журналист поинтересовался, не кажется ли Путину, что значение крупных встреч мировых лидеров несколько преувеличено, поскольку такие саммиты не приносят видимого результата. Президент на этот вопрос ответил пространно, сказав, что только «в результате кропотливой, если не ежедневной, то ежегодной, ежеквартальной, если позволите сказать таким бюрократическим языком, работы можно в конце концов выйти на приемлемые решения в таких чувствительных сферах, как, скажем, та же самая либерализация торговли». После этого введения Оуэн перешел к блоку вопросов, касающихся ситуации в Сирии.
 
Путин сразу ясно дал понять, что Россия не намерена менять свою позицию. Президент предположил, что «может быть, и партнеры по переговорному процессу должны переоценить свою позицию», напомнив об их предыдущих провальных предложениях. Вспомнил он и об операции Соединенных Штатов в Афганистане, которую он считает провальной, – операция завершилась тем, что теперь, по его словам, «все думают о том, как унести оттуда ноги». Ситуацию в Сирии президент увязал с арабскими революциями, подчеркнув, что ни в одной из стран, по сути, так и не удалось достигнуть стабильности после свержения авторитарных режимов. Впрочем, Путин признал, что сирийский конфликт нужно решать с участием международного сообщества, а «первое, что нужно сделать, – это нужно прекратить поставлять оружие в зону конфликта».
Говоря о приближающихся выборах в США, Путин заявил, что будет сотрудничать как с демократической, так и с республиканской администрацией. Опыт сотрудничества с Бараком Обамой в политике «перезагрузки» президент России оценил позитивно, правда, намекнув на то, что осуществить реальные перемены в российско-американских отношениях Обаме не дает консервативно настроенный госдеп.
 [Подробнее]